Свидетельства Марка, Иоанна и Павла

Критики часто ссылаются на то, что из всех создателей Нового Завета о безгрешном рождении Иисуса пишут только Матфей и Лука. Из этого делается вывод о несущественности догмата о безгрешном рождении для новозаветного учения.

Отвечая таким критикам, Уильям Робинсон, знатный доктор истории богословия в Колумбийской семинарии, показывает, что «если Матфей и Свидетельства Марка, Иоанна и Павла Лука прямо молвят о фактах, то Павел и Иоанн пишут о их в неявном виде».

Роберт Громацкий подчеркивает, что молчание «нельзя считать неверием либо неведением учения. Разве апостолы записывали все, что они знали и проповедовали? (Иоан. 20:30). Более того, молчание — это аргумент очень опасный для скептика. Если Павел ничего не гласит о Свидетельства Марка, Иоанна и Павла земном отце Иисуса, считает ли он, что у Него вообщем не было отца-человека? Принято считать молчание знаком согласия. Не веруй Павел и его соратники в безгрешное зачатие, они обязательно начали бы исправлять более ранешние рассказы о возникновении на свет Христа. Молчание — это таковой аргумент, который в споре Свидетельства Марка, Иоанна и Павла могут использовать обе стороны. Потому на нем нельзя основывать ни подтверждений, ни отрицаний».

Отсутствие у Марка описания рождения Христа, приведенного в первом и 3-ем Евангелиях, принуждает неких утверждать, что Марку, типо, ничего не было понятно о рождении Иисуса. При всем этом подчеркивается, что рассказ Марка, будучи самым ранешным по времени Свидетельства Марка, Иоанна и Павла, употреблялся Матфеем и Лукой. В то же время имеются надежные сведения о том, что Марк, будучи переводчиком апостола Петра, составил свое Евангелие, записав его рассказы. Оно отражает, таким макаром, только то, что Петр считал нужным включать в свои общественные проповеди, подобные тем, что произносил Павел перед афинским Свидетельства Марка, Иоанна и Павла ареопагом, в Иерусалиме, Антиохии и Риме.

Разумеется, что рождение Иисуса навряд ли было подходящей темой для обсуждения в схожих собраниях, в особенности при жизни Марии, которую многие слушатели могли даже знать лично. Речь в их шла сначала об учении Христа, о Его знамениях, и главное — о Его страданиях Свидетельства Марка, Иоанна и Павла, занимающих настолько принципиальное место в Новеньком Завете.

По всей видимости, Иоанн намекает на расчудесное рождение Христа, когда употребляет слово «единородный».

«Христос не один раз именует Себя «единородным Отпрыском Божьим», — отмечает Джон Р. Райс. — В людской генеалогии слово «единородный» значит роль отца в зачатии и возникновении малыша. Оно относится к физическому Свидетельства Марка, Иоанна и Павла рождению. Иисус настаивал, что Его физическим папой был не Иосиф, а Бог. Одно и то же греческое слово «моногенес» 6 раз употребляется в Новеньком Завете по отношению к Иисусу, а два раза Он именует Себя «единородным Отпрыском Божиим» и Сам. Броско, что Христос не просто гласит о Боге, как о Собственном Свидетельства Марка, Иоанна и Павла Отце, да и считает Себя единственным из рожденных, кто был зачат Богом. Не считая Него, никто и никогда не рождался от девственницы. Он вправду был ЕДИ НОродным Отпрыском Божиим. И если в духовном смысле можно сказать, что все христиане возродились «к упованию живому» (1 Пет. 1:3), то на физическом уровне Отпрыском Свидетельства Марка, Иоанна и Павла Божьим бы был только Иисус. Он ясно гласил об этом, когда опровергал, что Его Папой был кто-нибудь из людей».

Родословная Христа в Евангелии от Иоанна вроде бы начинается «с самого начала» и потому не включает безгрешного рождения. «В начале было Слово… И Слово стало плотью» (Иоан. 1:1, 14).

Что все Свидетельства Марка, Иоанна и Павла-таки до апостола Павла, то он отлично знал Луку, который много раз аккомпанировал его в путешествиях, был с ним в Риме. Лука — главный источник сведений о безгрешном зачатии Иисуса, и Павел непременно знал об этом чуде. В неприятном случае он навряд ли гласил бы о нашем Спасателе Свидетельства Марка, Иоанна и Павла конкретно такими словами, как «Господь послал нам Собственного Отпрыска, рожденного от женщины». (Клемент ф. Роджерс).

ИСТОРИЧЕСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА О Безгрешном ЗАЧАТИИ ИЗ НЕБИБЛЕЙСКИХ ИСТОЧНИКОВ

Время

Огромное значение имеет также время написания Евангелий. Они относятся к такому преждевременному периоду, что легенды о рождении Христа не успели бы появиться перед написанием Нового Завета. Поглядим, есть ли Свидетельства Марка, Иоанна и Павла подтверждения того, что уже 1-ые христиане знали о безгрешном зачатии. В связи с этим появляется два вопроса:

1. Могла ли история о безгрешном зачатии появиться и распространиться настолько быстро, если она не была базирована на фактах?

2. Если Евангелия не являются историческими документами, получили ли бы они такое всеобщее признание с самых Свидетельства Марка, Иоанна и Павла первых лет христианства?

«Даже если б Новый Завет не произнес ни слова по этому поводу, — показывает Грэшем Мэйкан, — хватило бы исторических документов II века, чтоб убедиться в широкой распространенности веры в безгрешное зачатие уже за длительное время до конца I столетия».

Так, к примеру, одна из раннехристианских сект Свидетельства Марка, Иоанна и Павла — эбиониты — возражала против церковной интерпретации Исаии 7:14 и считала, что Исаия, говоря о деве, зачавшей отпрыска, имел в виду молоденькую даму. Для нас тут принципиально то, что церковь в целом, разумеется, уже веровала в безгрешное зачатие.

«Кроме эбионитов и нескольких гностических сект, — свидетельствует Джеймс Орр, — никто из первых христиан не опровергал Свидетельства Марка, Иоанна и Павла расчудесного рождения Христа от Девы Марии как неотделимой части их общей веры в Иисуса»:

«Все, что мы знаем о верованиях сначала второго века, — пишет Аристид, — показывает на то, что девственность Марии уже была частью христианской веры».


svetlana-yaga-zhenskij-sakralnij-tunnel-stranichki-iz-dnevnika.html
svetlaya-pesenka-raduzhnij-myachik-plyashushij-po-nebosklonu-odinokoe-zoloto-na-podborodke-vetra-mir-i-laskane.html
svetlie-sili-i-beloe-bratstvo.html